Привет, друзья. Кто-то, наверняка, уже нарядил ёлку и бегает вечерами в поисках подарков для друзей. Кто-то, словно на лыжах, передвигается по обледеневшим улицам города, а кто-то гуляет по паркам и ловит варежками снежинки. Кто-то строит планы на год наступающий. Когда будете размышлять о том как хочется жить в 2017-м вспомните, что жизнь может быть такой, как вы захотите.

В субботу ждите историю-детектив на “52 субботы”!

А пока — маленький рассказ о птицах…

Одной из священных реликвий зороастризма является храм Ниасар в Иране, в котором монахи бережно хранят одно необычное свидетельство существования своего пророка, Заратустры. По легенде, Заратустра жил где-то между 6 и 10 веком до н.э. и помимо своего в меру популярного учения оставил потомкам еще одну вещь- свой смех. В наши дни, спустя как минимум 2600 лет, его все еще можно услышать в глухих стенах Ниасара.

И все это благодаря неприметной на вид птице из семейства пересмешников. Как известно, птицы-пересмешники с легкостью подражают не только пению других птиц, но и любым другим звукам- крикам животных, мотору автомобиля, разговорам людей, музыке из радиоприемника и т.д.

По легенде, однажды Заратустра рассмеялся над вопросом одного из своих учеников, и этот взрыв смеха услышал пересмешник из близлежащего сада. Другой ученик услышал поутру, как птица воспроизводит смех учителя, поймал ее и поместил в тихую келью. С тех пор смех Заратустры бережно передается от одного пересмешника другому под чутким надзором монахов Ниасара.

Для птицы-хранителя оборудовали специальную келью под храмом, куда не проникают звуки снаружи. Дверь в келью запирается на деревянный засов, нет никаких гремучих цепей и скрипучих петель. Монахи Ниасара имеют специальную одежду, не издающую при ходьбе никакого шума, даже шелеста, а их обувь обита войлочной подошвой. По слухам, в средние века монахи даже добровольно лишались языка, чтоб случайно не нарушить традицию. Птица, содержащаяся в этой беззвучной келье, не слышит никаких новых звуков, поэтому поет только смехом Заратустры.

В неволе пересмешник живет в среднем 10 лет, поэтому раз в 9 лет происходит смена пересмешника-хранителя на молодого.

Смена поколений происходит следующим образом- на воле ловят молодого пересмешника и месяц держат в заточении, где он постепенно сокращает число воспроизводимых звуков, обычно сохраняя один-два. Затем его переносят в специальную комнату, разделенную надвое большой глиняной воронкой. Носителя смеха Заратустры садят с широкой стороны воронки, а молодого пересмешника- с узкой. Благодаря тщательно продуманной акустике комнаты, первый пересмешник не слышит второго, но второй слышит первого. Это сделано для того, чтоб носитель не услышал от вольной птицы какой-то другой звук, при этом сам поделился смехом Заратустры с изголодавшейся по новым звукам птицей.

Когда молодой пересмешник начинает воспроизводить нужный звук, его помещают в келью, где он проведет следующие 9 лет, чтоб затем передать смех Заратустры следующему. Отслужившего свой срок старого пересмешника продают на городской площади, устраивая по этому случаю большой праздник, или дарят какому-нибудь уважаемому человеку, исповедующему зороастризм. Впрочем, пересмешник быстро забывает звук смеха, при первой же возможности заменяя его новыми звуками. Однако даже в таком виде птица считается священной, приносящей удачу своему хозяину. По слухам, старый пересмешник жил у Фредди Меркьюри, чьи родители были зороастрийцами.

Посторонним услышать смех Заратустры из уст пересмешника вряд ли удастся – до священной птицы допускают только самых привилегированных последователей культа. Но по их словам, смех учителя, которому уже больше 2600 лет, можно сравнить лишь с явлением Бога. Несмотря на частые попытки западных исследователей записать смех Заратустры на пленку, в открытых источниках его до сих пор нет.